Free Russians Network: I Конвент российских гражданских сообществ в Европе



ПРАГА, 3-4 июля 2022 года

Пражский Российский Антивоенный Комитет
Фонд ВОТ/Ассоциация Za wolną Rosję


при партнерской поддержке чешской парламентской группы Přátelé svobodného Ruska («Друзья Свободной России»), пражского фестиваля актуальной русской культуры KULTURUS, «Casa Linda real estate», информационного портала vinegret.cz

4 июля: workshops в бизнес-центре MyHive
(Lomnického 1705/9, Praha 4)

Серия футурологических workshops о том, какое будущее хотят построить российские гражданские сообщества

предварительная запись для выступлений ведется организационной группой во время работы Конвента 3 июля — или напрямую модераторами

9:30 — 10:50
Workshop 1 (room 1, модератор Денис Соколов): Какое образование мы хотим для наших детей?
Workshop 2 (room 2, модератор Александр Морозов): Культура, как зеркало общества — какая культурная повестка нам нужна?

11:00 — 12:20
Workshop 3 (room 1, модератор Дмитрий Дубровский): Можем ли мы развивать науку в диаспоре?
Workshop 4 (room 2, модератор Фарида Курбангалеева): Как мы хотим быть представлены в информационном пространстве? Какие медиа мы хотим читать, слушать и смотреть?

12:30 — 13:50
Workshop 5 (room 1, модератор Алла Эбель): Экономика диаспоры — как нам стать успешными в глобальном мире?
Workshop 6 (room 2, модератор Иван Преображенский): Политический проект - что мы можем предложить как граждане РФ?

13:50 — 14:30 перерыв

14:30 — 15:50 заключительная сессия с итогами workshops (модератор Анастасия Сергеева)

Workshop 1 (room 1, модератор Денис Соколов): Какое образование мы хотим для наших детей? 

Для многих семей, покинувших Россию, проблема выбора школы и вообще образовательной стратегии для детей становится одной из главных. Переход на другой язык часто приводит к временной потере школьниками привычной уверенности и социального статуса. До войны были случаи, когда неудачная социализация младшего поколения в семье заставляла их родителей отказываться от эмиграции и возвращаться домой.
Россияне, особенно образованные, считают своей обязанностью и дать детям хорошее образование. Представления о традиции физико-математической подготовки (в специализированных ФМШ), которую Россия унаследовала от СССР, хоть постепенно и превращается в миф, но все же еще подогревает родительские амбиции. На эту же мельницу льют воду интересные и, иногда, успешные инициативны авторских классов, олимпиадных движений, летних образовательных лагерей и получившие толчок во время пандемии программы дистантного образования.
Для многих семей оказывается важным, чтобы дети не только говорили в семье по-русски, но и получили в качестве своего личного актива представление о русской культуре и литературе.
Наконец, социальное пространство внутри России кажется все более изолированным не только от глобального мира, но и от собственной диаспоры в этом мире. Теперь это часто не только логистический барьер, но и растущий мировоззренческий разрыв.

В связи с этим предлагаю в рамках workshop обсудить несколько вопросов:

1. Есть ли в Вашем городе возможность для детей изучать русский язык и русскую культуру, общаться на русском языке хотя бы в рамках воскресных школ.
2. Есть ли возможность и необходимость организации русских классов в публичных школах и русских групп в детских садах?
3. Нужны ли по вашему мнению полноценные «русские школы», в которых бы велось преподавание на русском, английском и на языке страны, в которой такая школа находится, которые конкурировали бы по качеству образования с лучшими национальными проектами и с «international school».
4. Были бы востребованы дистантные русскоязычные программы и русскоязычные летние образовательные лагеря?
5. Должна ли диаспора участвовать в организации и поддержке подобных проектов (от школ выходного дня до полноценных «russian international schools», и, если да, как это могло бы быть организовано.
6. Должна ли диаспора пытаться выстраивать образовательные сети с сообществами внутри России, превращая российское общество в трансграничную культурную и политическую корпорацию.

Workshop 2 (room 2, модератор Александр Морозов): Культура, как зеркало общества — какая культурная повестка нам нужна? 

В условиях жесткого авторитаризма сопротивление неизбежно в значительной мере перемещается в сферу культуры. Нам известен опыт позднесоветского общества: самиздат и активные авторские независимые позиции внутри страны, с одной стороны, и эмигрантские издательства, газеты, творчество интеллектуалов-гуманитариев, с одной - образовывали контур постоянно обновляющегося культурного сопротивления советской официальной культуре и идеологии. Будет ли этот опыт повторен в России теперь? Или мы прогнозируем другие сценарии? 
В любом случае новая волна эмиграции ставит такие вопросы:
1. Развитие независимого книгоиздания за границей.
2. Поддержка русскоязычных редакций за рубежом. 
3. Проблемы театральных студий, драматургов в эмиграции.
4. Положение музыкантов и музыкальных коллективов.
5. Как будут развиваться арт-проекты (выставки, фестивали) в новых условиях разрыва отношений между Россией и Европой?
6. Как будет развиваться коммуникация между зарубежными центрами и культурными институциями в России? 
Это далеко не все вопросы, которые сегодня активно обсуждаются в гуманитарной среде. Вне зависимости от того, смотрим ли мы пессимистически или оптимистически на развитии ситуации, в любом случае мы должны предложить конкретные идеи, которые могли лечь в основание нашего практического диалога с Евросоюзом, с правительствами европейских стран, с нашими коллегами в гражданских организациях и культурных институциях Европы.

Workshop 3 (room 1, модератор Дмитрий Дубровский): Можем ли мы развивать науку в диаспоре? 

Круг вопросов, которые могут обсуждаться, как представляется, можно пересказать в рамках известной гуманитариям формулы Who did what, to whom and for what? 

1. КТО?  Ситуация, как представляется, с теми, кто уехал и кто остался, в целом, меняться будет несильно. Следовательно, возникает вопрос взаимоотношений между теми, кто «там» и кто «тут», какие могут быть способы и формы коммуникации в этих обстоятельствах. Кроме того, могут быть такие, которые каким-то образом будут «между», или «тут» и «там» - вопрос в смысле и назначении посредников в коммуникации. С самоопределением и самоорганизацией науки и образования за рубежом связаны и другие вопросы.

2. ЧТО делать? Ответ на этот вопрос связан с предыдущим. Необходимо сохранить какое-то научное и образовательное общение, для этого НУЖНЫ ПЛОЩАДКИ для исследований и образования. Как создавать эти площадки и где: на площадках европейских университетов и научных центров или создавать свою отдельную высшую школу в изгнании? Как финансировать науку в диаспоре: ждать денег от европейцев или искать свои? Нужен ли специальный фонд для поддержки и развития высшего образования и науки российской диаспоры - если да, то кто и как его должен создать?

Очевидно, что продолжение исследований (не всех) и образования (не всего) на территории России затруднено или невозможно, особенно для тех, кто уехал. Вопрос заключается в том, что можно сделать в области полевых исследований, антропологии, социологии, каковы могут быть правила (включая этические запреты) такого рода работы. Как работать в архивах? Можно ли считать, что Россия совсем закрыта для целого ряда исследований и исследователей. 

Актуальность опыта советской и российской эмиграции в области самоорганизации. 

Наконец, очевидно, что вопрос будет звучать по-разному для разных сфер науки и образования – например, очевидная разница – между гуманитарным и социальным знанием и естественными (особенно прикладными и научно-техническими) дисциплинами. Другая возможная разница – между более чувствительными и менее чувствительными областями знаний (например, экология, общественное здоровье, что-то еще). 

3. ДЛЯ КОГО? Ожидаем ли мы, что российские студенты все-таки смогут учиться в Европе? Для кого может существовать образовательное пространство и на каком языке?  Считаем ли мы русский язык принципиальным в развитии образования для диаспоры в Европе, или нам важнее, чтобы Россия вообще не исчезла из европейского пространства наук и образования? Как создать возможности для учебы студентов из России? Что нужно адвокатировать и что финансировать?

4. ДЛЯ ЧЕГО в итоге? Какова долговременная стратегия российской науки и образования за рубежом, в чем ее долговременные цели и задачи? Есть ли задача сохраниться до очередного политического изменения в стране, к которому – как показывает история – никогда ни российская, ни советская научная и образовательная эмиграция не были готовы.

Отдельным вопросом для обсуждения становится вопрос финансирования любой активности, связанной с наукой и образованием вне России. В нынешних условиях речь идет либо о создании дополнительных рабочих мест, что требует финансирования, и, одновременно, определенного соглашения с академическим сообществом ряда стран, чтобы избежать конфликтов и прямого соперничества. В то же время, очевидно, многие исследователи и  преподаватели вынуждены будут искать работу в различных околоакадемических проектах, медиа, think tank, и так далее. В то же время, следует быть готовым к тому, что кому-то придется менять профиль своей деятельности.  На всю эту деятельность, включая программы помощи, поддержк и переквалификации, требуются фонды поддержки. 

 Речь идет о том, каким образом создавать фонды поддержки, кто может быть их инициатором и донором, каковы условия, на которых европейские университеты и исследовательские центры готовы сотрудничать. Наконец, важно определить условия отбора и функционирования такого рода программ на принципах меритократии. 

Workshop 4 (room 2, модератор Фарида Курбангалеева): Как мы хотим быть представлены в информационном пространстве? Какие медиа мы хотим читать, слушать и смотреть? 

Workshop 5 (room 1, модератор Алла Эбель): Экономика диаспоры — как нам стать успешными в глобальном мире? 

1. Структура занятости россиян, проживающих зарубежом ( свой бизнес/ работа по найму на местном рынке  в стандартной форме/ работа по найму дистанционно и нестандартные формы занятости / рантье) 

2. Свой бизнес в новой стране:
      - открываем новое направление или переносим старое?
      - способы решения кадрового вопроса - нанимаем «местных жителей», российских эмигрантов либо россиян дистанционно?
      - 2 года ковида - потери и лайфхаки, наличие помощи от «местного» правительства;
      - проблемы взаимоотношений внутри коллектива, появившиеся с началом военных действий  

3. Бизнес в России на дистанционном управлении:
       - возможен ли рост и эффективное развитие в таком варианте;
       - организация делегирования полномочий и способы контроля;
       - риски владельца -нерезидента.

4. Подготовка и обучение кадров для работы онлайн и в нестандартных формах занятости: опыт и интересные формы , интернет-платформы, успешные кейсы найма на работу.

5. Нужна ли ассоциация предпринимателей в диаспоре? Какая она может быть, какие функции на себя может взять? Может ли такая Ассоциация быть альтернативным министерством финансового развития диаспоры?

Workshop 6 (room 2, модератор Иван Преображенский): Политический проект - что мы можем предложить как граждане РФ?  

1) Нужен ли зарубежным россиянам собственный политический проект?
2) Возможна ли политическая оппозиционная деятельность в отношении путинского режима за пределами России (политческие партии, движения и т. д.)?
3) Заинтересованы ли страны вашего пребывания в такой деятельности или скорее опасаются ее?
4) Может ли за пределами России быть создан проект реформирования страны, привлекательный для самих россиян и может ли такой проект быть реализован после начала политических перемен?
5) Могут ли сочетаться политический проект россиян в эмиграции, обращенный к странам Запада (странам пребывания) с политическим проектом для России?

На главную страницу